Покупки в Турции, что привезти из Турции, шоппинг в Стамбуле

Что купить в Турции?

За сигарами в Турцию

Если вы отправляетесь в Турцию и при этом хотите прикупить там сигар, вы на верном пути. И хотя сама Турция не самое лучшее место для поклонников сигар. В смысле, что там немного мест, где вы можете купить сигары. И все же это неплохое место для пополнения ваших запасов сигар.

В самом Стамбуле сразу по прилете в аэропорту вы можете приобрести в магазине беспошлинной торговли немного сигар. Это небольшой отдел в зоне прилета. Цены указаны в немецких марках и на радость довольно не высокие. Например, коробка Монтекристо 4 вам обойдется в $110.

Несмотря на небольшие размеры магазина, выбор там очень хороший. В широком выборе представлены как кубинские, так и доминиканские сигары Davidoff и Macanudo. Если вы планируете остаться в Турции на некоторое время лучше приобрести сигары именно в этом магазине. Так в самом Стамбуле не так много мест где можно купить настоящие сигары.

В туристических местах уличные торговцы будут предлагать вам различные сигары с рук, но в основном это датские и голландские марки, предложат вам и кубинские сигары в упаковках по пять штук, но их состояние оставляет желать лучшего. Единственный в Стамбуле фирменный магазин La Cassa de Cuba закрылся, и через окно красуются пустые полки.

Есть небольшой табачный отдел в крупном супермаркете "Галерея", но выбор сигар там равен нулю. Еще один сигарный бутик расположился крупнейшем в Стамбуле в гигамаркете "Акмеркез". Там огромный выбор зажигалок, сигарных акссеуаров. Среди сигар только доминиканские марки сигар, кубинских нет. И цены на сигары в этом бутике очень высокие.

Неоправданно высокие цены, до 39 немецких марок за одну сигару. Если вы действительно хотите купить сигары. Оставьте деньги на обратный путь. В секции вылеты, в магазине беспошлинной торговли, вы найдете большой магазин сигар. Это, наверное, самое лучшее место в Турции для покупки сигар. Там представлены не только огромный выбор прекрасных сигарных аксессуаров, но самих сигар. Дорогие в Москве Davidoff, AVO, там представлены в довольно сносном для этих сигар ценовом диапазоне, от 50 до 390 немецких марок. Кубинские сигары на удивление хорошего качества.

В сравнении с нашими магазинами цены в Стамбуле на сигары на 30-50% дешевле. Единственная преграда, это российское таможенное законодательство, которое позволяет ввезти в страну не более 3 коробок сигар на одного человека. Но возможно, вас не проверят, и вы сможете положить в свой хумидор прекрасные сигары.

Турецкие ковры.

Турки считают, что они первыми изобрели ворсистый узелковый ковер. Однако они являются всего лишь наследниками давней прекрасной традиции текстильного производства, восходящей к кочевым племенам Центральной Азии, где и были найдены первые из известных ковров. Кроме того, пришедшие в Анатолию со своими стадами овец и коз турки обнаружили там уже многовековую традицию ковроткачества. Например, считается, что фрески в хеттском городище Чатал-Хююк (ок. 6500— 5300 гг. до н. э.) воспроизводят килимы, т. г. безворсовые ковры и ковровые дорожки. В Гордионе было найдено множество грузиков от ткацкого станка в форме галек; кроме того, рисунок тамошних мозаичных полов чрезвычайно похож на текстильные орнаменты.

Самые древние ковры в Турции можно увидеть в Музее турецкого и исламского искусства в Стамбуле, а также в Музее Коньи. Это грубо, но мощно орнаментированные сельджукские ковры, датируемые XIII в., обнаруженные в начале нынешнего столетия в столице сельджуков Конье и близлежащем городе Бейшехире. В стамбульском музее также выставлены образцы турецкого ковроделия всевозможных стилей и рисунков. Орнаменты самые разнообразные: от геометрических фигур до арабесок, которые встречаются на некоторых коврах из султанского дворца, сотканных в мастерских Стамбула и Бурсы. Эту традицию унаследовали шелковые и шерстяные ковры из Хереке, где в 1891 году была основана придворная фабрика.

Продолжая традицию османского придворного ковроделия, сегодня ковры в Хереке ткут также по специальным эскизам, представляющим механическое соединение различных стилей. Девушки, работающие на фабрике, способны творить чудеса, например, завязать 30 узлов в минуту. Значительная часть самых старых из выставленных в музеях Стамбула ковров соткана в Западной Турции, в районе Ушака. До сих пор город Кула является важным центром их производства, хотя современные тамошние ковры мало похожи на своих предшественников и ткутся в пастельной гамме по кавказским образцам для внешнего рынка. В отличие от них старинные турецкие ковры обладают индивидуальной палитрой, включающей насыщенный пурпур, сверкающий желтый и яркий зеленый цвета в дополнение к боле обычным оттенкам красного и синего.

Старинным коврам с геометрическим узором в красных и синих тонах в настоящее время соответствуют ковры из Бергамы и Ягджибедира. Начиная г XIV г. турецкие ковры, видимо, в большом количестве экспортировались в Европу. Довольно много их можно увидеть в европейских церквях и на картинах, которые являются важным источником информации о турецких коврах XIV—XVII вв. Английский король Генрих VIII, начав покупать их, уже не мог остановиться. Он позировал Гольбейну на турецком ковре и был счастлив завладеть большой коллекцией ковров своего фаворита кардинала Уолси, когда тот впал в немилость. Хотя описи того времени указывают, что примерно половина из его 800 ковров были турецкими, но, как и многие последующие коллекционеры, король не заботился о своих коврах, и все они сгнили на сырых камнях королевского дворца в Хэмптон-Корте.

Многие старинные турецкие ковры сохранились до настоящего времени благодаря обычаю жертвовать ковры мечетям. Полы мечетей до сих пор представляют собой витрину местного ковроделия. Народная традиция ковроделия существовала бок о бок с изысканным производством в придворных и городских мастерских. Вплоть до настоящего столетия я в большинстве домов был и ткацкие станки, из которых ткали ковры и половики, всевозможные сумки, и также шали и другие предметы одежды. Нитки для этих домашних ткацких станков прялись вручную на веретенах или прялках в районе Черного моря из шерсти местных овец и коз, хлопка или льна. Получаемые из различных местных анатолийских растений краски давали широкую палитру цветов. Наиболее известен корень марены, дающий оттенки от кирпично-красного до оранжевого и даже розового и темно-пурпурного. Корень марены был доходной экспортной культурой, поскольку только из него получали надежную красную краску вплоть до появления синтетических красок в 1860-х гг.

Другие важные растительные краски добывали из индиго (синий цвет), шафрана (желтый) и грецкого ореха, тоже экспортной культуры (черный и коричневый). В большинстве случаев и отдельно взятом домашнем хозяйстве не хватало возможностей и мастерства для того, чтобы покрасить достаточное количество шерсти, поэтому в каждом квартале был специальный красильщик. В некоторых сельских районах потребности общин удовлетворялись бродячими красильщиками.

Именно килимы и ковры, сотканные из шерсти, окрашенной растительными красками, выполненные традиционным орнаментом, больше всего ценятся современными коллекционерами. Растительные краски обладают светящимся, но тем не менее гармонично варьирующим блеском, с которым не может сравниться ядовитая монотонность синтетических красок. Первые анилиновые красители имели свойство линять и выцветать, однако современные хромовые краски более надежны и в определенной степени более привлекательны. Ограниченное количество очень ярких натуральных красок привело к тому, что турецкие крестьяне не привыкли к ярким цветам. Однако с появлением синтетических красителей положение изменилось. Из существующих синтетических красок особенной любовью пользуются розовые и оранжевые тона.

Предпринимаются попытки возродить искусство окрашивания шерсти для ковров, и в частности использования растительных красителей. Наиболее известной и успешной из этих попыток был проект Университета Мраморного моря, известный как проект DOBAG направленный на возрождение использования. растительных красок в районе Балыкесира, в Западной Турции. В отличие от многих других аналогичных проектов DOBAG не предусматривал открытия в каком-нибудь из неразвитых уголков страны мастерских и снабжения их уже окрашенной шерстью и эскизами. Вместо этого женщин обучали пользоваться растительными красками и использовать традиционные орнаменты того региона, в котором они живут. Проект DОВАG представлен в экспозиции этнографического отдела Музея турецкого и исламского искусства в Стамбуле.

В определении места происхождения тканого изделия могут помочь орнамент, цвет, качество шерсти и стиль плетения. Первый из этих диагностических признаков — орнамент — является наименее надежным. Взаимные браки, переселения, инструкции торговцев и другие влияния, которым подвержены ткачихи, привели к тому, что орнамент меняется быстрее, чем цвет или стиль плетения. В ковре может быть запечатлена личная фантазия ткачихи. Но может быть и так, что торговец, которому она продает свои работы, закажет выткать популярный кавказский орнамент. В турецких семьях, переселившихся в район Джихан-бейли, к северу от Коньи, ткут ковры, идентичные тем, какие ткут их собратья-турки возле Малатьи, расположенной в сотнях километров к востоку Орнаменты турецких ковров близки к орнаментам ковров Средней Азии, Афганистана, Персии и Кавказа. Например, карские ковры чрезвычайно похожи на кавказские, что и не удивительно, поскольку город расположен на русской границе.

Менее объяснимы орнаменты в Западной Анатолии, в городе Чанаккале и таких его окрестностях, как Эзине и Коза, которые также поразительно похожи на орнаменты кавказских ковров. Наоборот, ковры из Миляса являются последним достижением традиции, восходящей к коврам кочевников, о которых в XIV в. писал персидский географ Хамдаллах Казвини. Присутствующий на коврах из Миляса мотив тюльпана является собственно турецким — этот цветок был самым любимым при Османском дворе.

Кочевники Тавра ткут блестящие напольные ковры, а их оседлые родственники в районе Яхьялы с XIV в. ткут свою собственную версию лядикских ковров. Сами по себе лядикские ковры, однако, полностью изменили свой вид. Они стали тоньше, с растительным орнаментом и теперь конкурируют с коврами из Хереке.

Вне всякого сомнения, многие орнаменты и цвета первоначально имели определенные значения, но теперь они неизвестны ткачихе, которая тем не менее присваивает им значения, связанные со своей повседневной жизнью. У каждого из пришедших в Анатолию тюркских племен была тамга, т. е. племенной знак, чисто птица или зверь, и на ранних коврах можно увидеть животных или птиц, а очень стилизованные отголоски этих мотивов можно проследить и в некоторых современных орнаментах. Другим обычным мотивом является орнамент элибеяинде, т. е. "руки в боки", который можно увидеть на многих килимах и который обладает поразительным сходством с древними хеттскими статуэтками богини плодородия, толстой и подбоченившейся. В других орнаментах есть что-то общее с китайскими иероглифами, с которыми тюрки познакомились в то время, когда вместе с монголами сражались возле Великой китайской стены.

Теперь, конечно, никто уже не сможет распознать все те влияния, которые накопились за долгие столетия перемен, и нам остаются только умозрительные заключения. Несмотря на то что продавцы на Крытом рынке в Стамбуле, да и в любом другом месте, могут сочинить любую байку, к их интерпретациям следует относиться как к торговой рекламе, и никак иначе. Большая часть продающихся на турецких базарах ковров и килимов выполнена ткачихами по эскизам, выданным торговцами коврами. Выбор этих эскизов определяется тем, что, по мнению торговцев, больше всего понравится немцам или итальянцам.

Одним возможным исключением из этих недоразумений являются килимы, производимые в восточных вилайетах Хикяри и Ван, которые еще 30 лет назад не слишком ценились и гораздо дольше избегали непосредственного влияния рынка, нежели ворсистые ковры. В настоящее время они ценятся за живость и четкость их абстрактных орнаментов, а гармония и блеск их композиций привели к тому, что их сравнивают с современным абстрактным искусством. К сожалению, с ростом их популярности производство возросло и сопровождалось соответствующим ухудшением качества. Но это неизбежно.

Что касается покупок ковров на базаре, то нужно обязательно иметь в виду, что то, что слышишь, не обязательно соответствует тому, что покупаешь. Естественно, некоторые продавцы лучше, чем другие, но их работа состоит в том, чтобы продать ковры как можно дороже. Несмотря на надписи в витринах и на стенах, все они будут торговаться. Следует также помнить, что, согласно строгому турецкому закону об экспорте нити антиквариата. любой купленный вами ковер или килим должен быть представлен на экспертизу и музей. Если ковер может быть вывезен и страны, музей выдаст вам соответствующий документ. Таким образом, логика подсказывает, что огромное большинство Продающихся по всей стране в магазинах и на базарах ковров скорее всего не являются старинными, как любят говорить торговцы, поскольку не только их продажа, но и вывоз туристом из страны является незаконным.

Турецкие ткани.

Кроме ковров, в Турции замечательные шелковые (и не только) ткани и изделия из них. Которые вы тоже можете не только увидеть, но и купить.

Вообще-то, первыми, кто понял, что коконы маленьких белых червей, паразитирующих на листьях шелковицы, состоят из тонких нитей, которые можно использовать для получения полупрозрачной, но изумительно прочной ткани, были вовсе не турки, а китайцы. В течение сорока столетий они ревностно хранили этот секрет и монополизировали продажу изделий из шелка на рынках Востока.

Однако в VI в. два православных монаха похитили несколько драгоценных яиц шелкопряда, тайно вывезли сокровище из Китая в полости бамбукового посоха и привезли "золотые яйца" в Византию. В последние годы правления Юстиниана шелководство стало важной статьей государственного дохода. Турки-османы, захватившие Малую Азию, унаследовали шелковичный промысел.

Турки поддерживали и местное производство, и международную торговлю шелком от Запада до Дальнего Востока. При османских властителях основную часть невыделанного шелка импортировали из Ирана и перерабатывали в мастерских Бурсы. Но постоянные войны между турками и персами практически прекратили торговлю шелком. В результате этого большую часть шелкового сырья стали производить внутри империи.

Производство шелковой парчи и бархата достигло высшего расцвета в дни благоденствия османов, о чем свидетельствует коллекция почти из 2500 предметов одежды, включая халаты, в султанском дворце Топкапы в Стамбуле. А когда султан Селим I в 1514 г. взял Тебриз, что на северо-западе Ирана, в числе его трофеев был 91 предмет шелковой одежды, сделанной в Бурсе. Очевидно, Сефевиды, правители Персии, предпочитали османские шелка своим собственным.

К ХIХ в. для шелкопрядильного производства настали трудные времена. К счастью, вмешательство государства привело к восстановлению шелковичного производства и открытию современных фабрик. Бурса стала центром современной турецкой шелковой промышленности, в которой 300 компаний занимаются производством изделий для внутреннего рынка. 70% шелка, производимого в Турции, используется в производстве шелковых ковров, из которых наиболее известны хереке.

Лучшее время для поездки в Бурсу - июль, когда в Козахане, историческом сооружении в центре Старого города, проводится ежегодная ярмарка, на которую жители окрестных селений привозят мешки белых коконов на продажу Кроме шелка, в стране до сих пор производятся традиционные шали и платки, и во многих районах у женщин свой собственный стиль покрывать голову. В Байбурте и Эрзуруме женщины выходят из дома завернутыми в шали кустарного производства из коричневой, тонко пряденной шерсти различных оттенков с синей хлопчатобумажной вышивкой. Вдоль восточной части побережья Черного моря женщины щеголяют и розово-красных полосатых хлопчатобумажных шалях и фартуках, известных как кесан по названию города в Восточной Фракии, в котором они производятся. Сохранилось древнее, почти бесспорно турецкое производство толстых войлочных бурок, которые пастухи носят суровые анатолийские зимы. Большая часть войлока производится на юго-востоке, в Урфе.

И в городах, и в деревнях популярно вязание. Особенно Сивас славится своими носками и перчатками с традиционным орнаментом. Анкара, родина ангорской козы и когда-то центр процветавшего производства одежды из мохера, специализируется на носках и перчатках из некрашеного мохера с ажурным орнаментом.